Государство – не добрый дядя

219

По инициативе Касым-Жомарта Токаева 2020-й, объявлен волонтёрским в Казахстане. Потому, слова гуманность, филантропство, и добровольность – должны стать синонимами нынешнего года. Однако, как выразилась Брижит Бардо про нашу страну: «Возможно ли представить подобные пытки в 21 веке?»… Ведь, ни для кого не секрет, что на сегодня существует проблема бездомных животных. Так как же обстоят дела на самом деле? Что происходит в городе Талдыкорган? Об этом узнала редакция газеты Алатау, из первых уст учредителя общественного фонда “Зооклуб”, Вероники Гузенко.

– Вероника, для начала расскажите пожалуйста, о вашей организации «Зооклуб»!

– «Зооклуб» – это общественный фонд. Мы юридическое лицо. Но с начало развивались, как просто группа. И лишь после пришли к созданию общественного фонда. В этом году, в январе нам исполнилось 4 года. И вот как мы собрались, работаем до сих пор. Наша главная задача, это помощь животным.

–  Почему животные, а не люди?

–  Человек может сказать, а животное что ?! Оно не может само себе помочь. Они беззащитны, вот поэтому.

–  С чего пришла идея организовать группу помощи бездомным?

– Идея возникла с того, что городу нужен был приют. И мы хотели его создать. В соцсети «Вконтакте» поначалу собрали  группу. Людей было много. Даже не знаю сколько, больше 200-от  наверное. Однако, желающие рассосались  быстро. Так  через 2  месяца, остались лишь 80 человек. А дальше, вообще всё меньше и меньше. Потом мы поняли, больше не значит лучше, перестали брать кого-либо. Остались  лишь те, кому не безразлично. Вообще занимались волонтёрством всегда. Просто так идея воплотилась в жизнь.

–  Каким образом вы оказываете помощь животным?

– Мы работаем в чате. У нас имеется специальная группа, где мы договариваемся о встречах,  кормёжке, передержки и т.д. Как такового основного приюта у нас нет. То есть мы собираемся, идём «на место», там ловим, отвозим в клинику. Если нужно лечим куда нужно отвозим, и так спасаем животных. А после находим  им хозяев.

– А как именно находите потенциальных хозяев?

– Мы даём объявления в олх, в инстаграме, во вконтакте. Потом откликаются желающие. Мы смотрим на профиль, разговариваем с человеком, чтобы понять, кого из себя представляет. А то с виду бывает хороший, а потом… Вообще разные случаи бывают, поэтому мы сразу предупреждаем, если что-то не так, говорите, или сделайте возврат. И на том спасибо, а то некоторые молча выкидывают. Ну стараемся следить, даже создали рубрику – #Приветы из дома. Там выкладывают фотоотчёт.

– Сколько людей в данный момент входит в организацию?

– У нас сейчас работают 15 человек. Это те, которые идут с самого начало. Конечно, были желающие вступить в наши ряды. Но проблема в том, что все по началу с энтузиазмом берутся за одно, ну два дела. А после вспоминают: «- У меня там ребенок», или «- У меня учеба». Поэтому я решила больше не брать никого. У меня есть конечно, ещё «запасная» группа, там приличное число волонтеров. Но абсолютная ТИ-ШИ-НА.

– С какими проблемами вы сталкиваетесь в своей деятельности?

– Я очень много пишу заявлений в полицию. У них там большая численность убийств, краж и т.д. И тут я со своим: «- У меня пропала собака». Они меня ненавидят просто (смеётся). Ну а что делать? Конечно же они принимают заявления, всегда рассматривают. Потому что, я не «написала и ушла», а буду идти до конца, пока всё не закончится. Но, не хочет милиция работать по животным. К примеру, была ситуация в Балпык би. Там 4 человека, натравили питбуля на дворняжку. Чтобы выяснить подробности, мы для начала по соцсетям дали объявление. Чтоб нам люди помогли найти точное место: где это было, ну и кто, что, как. Полиции даже, ничего не нужно было искать. Так вот по этому делу, я в нашем ДВД оставляла заявление. Они в свою очередь, передали в Балпык би. После, мне позвонил участковый, и сказал, что нашёл виновников. Однако, через два месяца он слился. И не стал брать трубку. То есть хотел замять дело. Пришлось писать в прокуратуру. Чтоб это всё возобновили. И только так я добилась, чтобы всё завершилось. Это вот, как есть стена — пока её долбишь, она долбится. А если вот так вот просто сидеть, ничего не будет. Факт в том, что если не я, то кто же?! Это вот про нас.

– А на ком держится ваша организация?

– На жителях нашего города. Организация работает, благодаря людям, которым не безразлично.

Как мне объяснили: государство – не добрый дядя, и деньги он выделять не будет.

– Как животные попадают в приют?

– У нас везде есть глаза. Есть группы в соцсетях и данные, контакты для связи с нами. Вот туда люди сообщают: я мимо иду, там собачка лежит, там кошечка умерла. Но наш девиз гласит — “мы спасаем не вместо вас, а вместе с вами!”. То есть помощь людей, тоже нужна, мы не группа как сказать, которая сидит у телефона и ждёт звонка. Если есть возможность, едим. А то люди почему-то думают, что мы как чип и дейл: спешим на помощь…

–  Вы ведёте статистику?  Сколько животных у вас сейчас?

– На передержки мы животных не считаем. Потому что, это не постоянное число. Допустим, мы сегодня отдали щенка, а взяли три. Пополнение бывает когда кого то отдашь, и на это место уже рассчитываешь по возможности. Вместе ведь держать нельзя. Потому статистика каждый день меняется. Подсчеты нам не интересны. Нам бы вылечить, подобрать там, свозить, прокапать. Просто помочь животным. Сколько можем, столько делаем.

– Как проходит обычный рабочий день «Зооклуба»?

– Мой день начинается с 7:30, 8:00 часов утра. Дома у меня передержка. Около 10 животных: 5 собак и 5 кошек, 3 из которых мои. Утром встал, всех накормил, туалеты почистил, за ними убрал. Дальше, дел много. Есть и другие животные: поехал, их накормил. Каждый в своём районе, как удобно, смотрим по состоянию и обстоятельствам.

– Расскажите о волонтёрах, которые помогают вашему проекту. Кто эти люди? Чем они мотивированы?

– Вот допустим, у нас есть волонтер, Оля. Она живёт в Карабулаке, ей 60 лет. Она на базаре работает, у неё свой магазин. После работы она готовит, ездит, кормит всех. Встаёт в 5 утра, чтобы всё успеть. Покупает очень много корма за свой счет. Вот так вот. Просто, каждый знает, для чего он это делает.

– Вот вы говорите 60 лет… А какая возрастная категория?

– Средняя возрастная категория, примерно около 45-и лет. То есть, уже осознанный, серьёзный выбор. Если молодежь в основном «поприкалываться» и свалили, то мы все знаем чем занимаемся, и что всё на собственной совести.

– Как люди относятся к волонтёрству к животным?

– Поверхностно. Во многом на словах, только лайки, комментарии. В основном люди только так.

– А что вы думаете насчет системы «отлова»?

– У нас в прошлом году 7800000 тысяч выделяли отлову. А что делает отлов? Раньше была база, вольеры, после поимки всех животных отвозили туда до усыпления. Также питомцы, у которых есть хозяева, должны были возвращаться. То есть их не уничтожали, а ждали 2 месяца. Сейчас же в основном не разобравшись, держат три дня и убивают. У нас есть разрешение, если допустим животное бешеное, или его не могут отловить, то они имеют право стрелять ядом. Ну ни ядом, а там получается должен быть наркоз, который обездвиживает животное. Но у нас, по сути, просто под таким предлогом, отлов убивает животных сразу, прямо на улице. Так они видят свою работу. И ничего сделать нельзя. Никто из жителей не пишет заявление, и я не могу обратиться ни к кому: не в прокуратуру, не в какой-то судебный орган, чтобы доказать незаконность действий.

– На какие денежные средства работает фонд?

– Спонсоров у нас нет. Есть неравнодушные. Тут Алматы мне хорошо помогает. Тесно, сотрудничаем с организацией «Дорога домой», и приютом «Хвостатый рай».  Также сотрудничаем с НИШ, они дают нам 4 ведра еды, чисто кормом помогают. По доходу же, 10000 тг для нас считается уже как бы большая сумма. Многие из тех, кто хочет, но не имеют возможности помочь, скидывают небольшую сумму: по 500 тг, бывает и по 200. На этих людях мы как бы и держимся. А так помощи мы не ждём. Не хватает? Сами добавляем. После, полностью отчитываемся. По чекам показываем людям проделанную работу. Кроме того, сдаём налоговые отчеты, ведём бухгалтерию, каждая сумма прописывается. Государство следит, чтобы я хорошо работала (смеётся).

– Трудно быть волонтёром в Талдыкоргане ? Какова ситуация в нашем городе? Есть ли «рука помощи» ?!

– Трудно. Плачевная. 4 года назад, в начале нашей волонтерской деятельности, мы хотели создать приют, и нам пришлось собирать подписи. Для этого прямо подходили на улице, объясняли людям, хотите ли вы, чтобы у нас в городе был приют. И люди соглашались: да, пожалуйста! В течение недели уже были вот такие пачки бумаг (показывает) из заявлений. Собрали – 495 подписей. И так я пошла в акимат. Было это в пятницу вечером, как сейчас помню, очередь отстояла 4 часа: меня принял зам.акима, покивал головой: “Молодцы, здорово!”. После, в понедельник мне позвонили и сказали, что если вам нужен приют, они выделят землю, 30 гектаров. Это был огромный участок, за Бугром. Абсолютно пустой кусок земли. Строим мы всё сами, на свои деньги: свет проводим, канализацию, кормёжку, работа персонала и т.д. Но я отказалась, говорю: “Извините, у нас миллионеров нет”. Ну а они сказали: “А у нас денег на вас нет. Всё, что мы можем выделить, это землю. Кусок поля. Что хотите, то и делайте там”. Вот, и мы сели. Больше про приют я не заикалась. Чисто, частные люди, личные средства. И никакой руки помощи со стороны. Государство вообще: никогда и ни за что.

– Но как ни как, год волонтеров. Напоследок скажите, как вы думаете, теперь что-нибудь изменится?

– Даже Брижит Бардо, женщина из вне страны, заметила какова проблематична ситуация в государстве. Однако, у нас нет дела до этого. Год волонтеров или нет, не имеет ни смысла, ни разницы. Мы же как были, так и будем продолжать своё дело! На нас это никак не повлияет …

Алина ГАТУНОК

Бөлісу: